Уже в декабре Госдуме предстоит рассмотреть законопроект “О внесении изменения в ст. 18 Федерального закона “Об основах социального обслуживания граждан в РФ”, предлагающий разрешить соцработникам отказываться от услуг на дому гражданам, страдающим рядом тяжелых заболеваний. “Солидарность” решила разобраться в плюсах и минусах такого решения, а также узнать, как работают соцработники в условиях второй волны пандемии.

ПРИЧИНЫ ДЛЯ ОТКАЗА В ПОМОЩИ

Открытая форма туберкулеза, проказа, острые инфекционные заболевания, психические расстройства, эпилепсия, гангрена и хронические кожные болезни - таковы причины, по которым социальный работник сможет отказаться от предоставления услуг клиенту. Это следует из текста законопроекта, автором которого стал глава думского комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов. О такой инициативе, по словам автора, попросили опасающиеся за жизнь и здоровье соцработники. Правда, согласно документу, отклонить запрос на оказание социальных услуг возможно только при наличии заключения уполномоченной медицинской организации о том, что клиент болен чем-либо из приведенного выше перечня. Человек снова сможет получать помощь соцработников, когда получит заключение, что он здоров. По мысли Нилова, граждане с такими заболеваниями должны находиться в специализированных учреждениях и там получать социальное обслуживание.

МНЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛОВ

Сложности для социальных работников сегодня начинаются с отсутствия информации о состоянии их подопечного. - Когда гражданин попадает в дом-интернат, он должен сдать солидное количество справок от медиков-специалистов и, конечно же, медицинские анализы, - рассказывает президент Общероссийской общественной организации “Союз социальных педагогов и социальных работников” Антонина Дашкина. - Но если он просит обслуживать его на дому, от него требуется лишь паспорт и пара справок. Таким образом, человек может болеть, а мы, социальные работники, этого даже не знаем и становимся разносчиками. Пока специальных геронтологических служб у нас нет, получается, что на амбразуру должны идти мы. Сегодня среднестатистические соцработники, обслуживающие на дому, - это женщины 50 - 65 лет. И они ходят по домам своих подопечных, рискуя здоровьем. Я, как президент Союза социальных педагогов и социальных работников, стою на защите их интересов. Конечно, мы должны иметь информацию о том, что наш клиент совершенно здоров, когда берем человека на учет, и он готов к тому, чтобы его посещал специалист по социальной работе. - Скажу про себя, как человек с медицинским образованием, я не могу отказать человеку в помощи, - говорит член правления Союза социальных педагогов и социальных работников Лариса Малицкая. - Это клятва Гиппократа, то есть я должна идти и помогать. Но при этом отмечу, что все перечисленные в законопроекте заболевания должны лечиться в стационаре. И в дальнейшем, когда пациента выписывают, нужно межведомственное взаимодействие между органами социальной защиты и медицинскими организациями. Соцработник нередко идет как на войну - он не знает, что за пациент его ждет, и это очень плохо. По словам эксперта ясно, что отказ соцработника, например, от обслуживания ребенка-инвалида с психическими заболеваниями может иметь катастрофические последствия. Но и социальный работник должен быть защищен. Возможно, участвовать в первичном выходе к клиенту должен не один соцработник, а комиссия, которая сможет оценить и условия жизни клиента, и уровень опасности, которой подвергается соцработник. Опасность может заключаться не только в инфекционном заболевании или психических отклонениях потенциального подопечного, но и в опасном районе, где расположен дом клиента или просто в агрессивной собаке во дворе его дома. С этой точки зрения будет уместно включить в такую комиссию не только медиков, но и участкового. Что же касается быстрой госпитализации тех, от обслуживания кого соцработники, согласно законопроекту, смогут отказаться, то, по словам Малицкой, это вполне реально. Так, госпитализация в инфекционные стационары по поводу туберкулеза сейчас происходит быстро, первичная психиатрическая помощь тоже оказывается оперативно. - Социальные работники знают о думской инициативе про возможность отказа, - подчеркивает Лариса Малицкая. - И они согласны, что нужны перемены. Возможно, не столь жесткие, но такие, чтобы соцработники почувствовали, что о них тоже заботятся, что их не подвергают опасности. Ведь у каждого из них есть семья.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЮРИСТА

За юридическим комментарием относительно думской инициативы мы обратились к президенту регионального общественного фонда правовой защиты и поддержки инвалидов “Без барьеров” Светлане Носачевой. - В целом мое мнение о законопроекте неоднозначное, - говорит эксперт. - Естественно, когда зараженный социальный работник “мигрирует” от одного подопечного к другому, он становится источником инфекции. С другой стороны - что тоже немаловажно - как люди, которым нужна помощь на дому, будут ею обеспечиваться? Скажем, очень тяжелых пациентов зачастую просто выписывают из больницы, как говорится, “домой умирать”. И если они имеют какие-то инфекционные заболевания, то каким образом государство будет гарантировать им уход на дому? Не факт, такие больные сразу получат место в стационаре: очень много людей, которым, по оценке врачей, осталось жить месяц-два, находятся дома. И никакие стационары, даже паллиативные, их не берут. Кто будет за этими людьми ухаживать? Должна быть предложена некая альтернатива. В других странах есть специальные службы для этого, у нас их пока нет. Одним словом, законопроект должен быть достаточно разработан по всем направлениям, а не только в плане защиты прав самих соцработников. В Федеральном законе “Об основах социального обслуживания граждан в РФ” от 28.12.2013 № 442-ФЗ должно быть четко указано, по каким причинам поставщик социальных услуг может отказаться от услуги, как он должен это обосновывать, какие документы предоставлять и куда направлять в дальнейшем клиента. Нельзя просто так взять и бросить человека. А сейчас этот вопрос не проработан.

ТРУД СОЦРАБОТНИКА ВО ВРЕМЕНА ВТОРОЙ ВОЛНЫ

Как и до пандемии, соцработники, навещающие подопечных на дому, помогают им по дому, моют их, ходят в магазин, готовят обед, а в сельской местности нередко и рубят дрова, и топят печку. И от инфекции на протяжении трудового дня соцработника защищает лишь обычная медицинская маска. Главной сложностью в работе своих коллег Лариса Малицкая сегодня называет повышение заболеваемости в регионах. Если в первую волну население более ответственно относилось к эпидемиологическим мерам безопасности, то сейчас налицо легкомысленный подход к защите от пандемии. - Клиент-пенсионерка не сказала социальному работнику, что у нее положительный тест на ковид, - рассказывает Малицкая. - У соцработника через неделю появились симптомы коронавируса, и в результате весь отдел закрыли на карантин. Остался один начальник плюс соседний отдел, а народу на участке много, и кто-то должен всех обслужить. Тут начинаются жалобы, что социальные работники не ходят по домам. А они просто все болеют. Конечно, нужны дополнительные меры, надо проводить разъяснительную работу с людьми, ведь коронавирус - это особо опасная инфекция с высокой вероятностью заразиться. Как отмечает Лариса Малицкая, если медики при заболевании ковидом получают компенсацию, то в социальной сфере таких выплат практически нет: если ты поработал в стационаре в “красной зоне”, тебе за это полагаются выплаты, а если заболеешь, то придется доказывать, что ты заразился на работе. Сложно приходится и социальным работникам стационаров. - Стало намного труднее, - считает Антонина Дашкина. - Социальные работники с марта и по сей день каждые две недели приходят в свои дома-интернаты или психоневрологические интернаты и работают там по две недели, не выходя наружу. А другая половина штата сидит дома на карантине, потом они меняются. Таким образом, прежние функции выполняет в два раза меньше соцработников. Нагрузка на них самих и на их семьи колоссальная. Те, кто трудятся в стационарах, уже на грани. Наши люди очень устали. По сообщениям из регионов, сейчас идет волна увольнений. Да и тем, кто ходит по домам, тоже очень тяжело. Хорошо, что благодаря президенту России и нашим обращениям за каждые 14 дней работники стационара получают надбавки. Это большой плюс, но человеческие силы не безграничны.

Источник: Центральная профсоюзная газета «Солидарность» ©